САЙТ СОЮЗА ФЕРМЕРОВ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ И САНКТ- ПЕТЕРБУРГА
Главная arrow Правовая база arrow Законы и нормативные акты arrow Кавказ на экваторе или Индонезия как она есть arrow Правовая и организационная база arrow Законы и нормативные акты 
Все |0-9 |А |Б |В |Г |Д |Е |Ж |З |И |К |Л |М |Н |О |П |Р |С |Т |У |Ф |Х |Ц |Ч |Ш |Щ |Э |Ю |Я

Все разделы сайта Правовая и организационная база Законы и нормативные акты

Кавказ на экваторе или Индонезия как она есть

Печать E-mail
Автор Administrator   
13:06:2017 г.

Кавказ на экваторе или Индонезия как она есть

Власти Индонезии решили быстро навести конституционный порядок

«Будем принимать меры к изданиям, которые предоставляют трибуну бандитам. Журналисты, конечно, могут освещать действия по окончательному наведению порядка. Но пусть делают это правильно. Мы не допустим, чтобы СМИ публиковали интервью главарей бандитов и восхваляли их». Эти до боли знакомые российскому журналисту слова прозвучали, однако, не в Чечне, а на другом конце света: их произнес командующий военной операцией в индонезийской провинции Ачех. Был сделан и угрожающий намек: журналистам сообщили, что «бандиты»  –  сепаратисты из Движения  за свободный Ачехиспользуют для своих акций в том числе и автомобили с надписью «пресса». А значит, по таким машинам может быть открыт огонь без предупреждения. Так что журналистам лучше держаться подальше от района боевых действий.
Отношение военных к журналистамне единственное, что роднит Северный Кавказ с индонезийской глубинкой на северо-западной оконечности острова Суматра. Ачех, как и Чечня, – пример конфликта, в котором сепаратистские настроения, замешенные на давних обидах, подогреваются самим правительством, а партизанская война, в сущности, – реакция на произвол центральной власти.

УЯЗВЛЕННАЯ ГОРДОСТЬ, НЕФТЬ И ИСЛАМ
К «окончательному наведению порядка» в Ачехе приступили в прошлый понедельник. После провала очередного раунда переговоров между боевиками и правительством в провинции было введено военное положение, началась высадка десанта. Всю неделю шли тяжелые бои, стороны делали все более угрожающие заявления.

Лидер сепаратистов Махмуд Малик обещал:

«Все население, способное воевать, мужчины и женщины, – будут противостоять агрессии». В ответ командующий индонезийскими вооруженными силами Эндриартоно Сутарто заявил, что уничтожит всех боевиков, которые откажутся сдаться. О перспективах этой войны (власти обещают за полгода навести порядок в провинции, конфликт в которой тлеет несколько десятилетий) говорить рано, но ясно одно: предстоит большое кровопролитие.

Корни конфликта в Ачехе уходят в 40-е годы. Индонезиятогда Нидерландская Индияпровозгласила независимость в 1945 г. Началась война с бывшей метрополией, в которой огромную роль сыграли вооруженные отряды, сформированные из жителей Ачеха. После победы Ачех получил статус провинции с очень значительной степенью автономии. Это была плата благодарной родины героическим борцам за независимость. Однако в 1950 г. автономия была ликвидирована, и Ачех вошел в состав провинции Северная Суматра. В Ачехе это восприняли (и до сих пор воспринимают) как обман и предательство. Об автономии уже никто не вспоминал, речь шла о полной независимости.

Ни одна из сторон не готова идти на уступки. Огромная Индонезиялоскутное одеяло, сшитое из множества народностей и культур. Центробежные настроения в ней всегда были сильны, и Ачехне единственная провинция, стремящаяся к независимости. Слово «сепаратизм» на власти страны действует как красная тряпка на быка, и то, что в России называется «восстановлением конституционного порядка», в Индонезии именуется «обеспечением целостности страны». Есть у проблемы и нефтяная составляющая. Индонезиякрупнейший экспортер нефти, единственный член ОПЕК в Юго-Восточной Азии. Большие запасы нефти и газа есть и в Ачехе. Месторождения разрабатываются совместно ExxonMobil и индонезийской государственной ком- панией Pertamina. Ежегодная прибыльот 1,2 до 1,5 млрд долл. Однако лишь ничтожная часть этих денег остается в Ачехе, который, несмотря на свои богатства, по-прежнему одна из беднейших провинций страны. Сепаратисты, конечно, предпочли бы сами тратить нефтедоллары.


Исламский экстремизмтоже огромная проблема для правительства: достаточно вспомнить прошлогодний взрыв на Бали. Индонезиямусульманская, но, согласно конституции, светская страна. Однако еще в середине 50-х, когда об исламских революциях слыхом никто не слыхивал, в Ачехе произошло восстание, получившее название «Дар уль-ислам» («Дом ислама»): повстанцы добивались создания в провинции исламского государства. Сегодня, когда радикальные настроения усиливаются во всем мусульманском мире, они снова набирают силу и в Ачехе, хотя формально Движение за свободный Ачех националистическое, а не религиозное.

БЕЗНАКАЗАННОСТЬ
Конечно, ачехские сепаратисты отнюдь не ангелы. Они действуют вполне террористическими методами. Достаточно сказать, что наиболее активная фаза партизанской войны началась в 1989 г., когда на родину вернулись 250 боевиков, тренировавшихся вместе с бойцами Ирландской республиканской армии и другими плохими парнями в лагерях террористов в Ливии.

Убийства солдат и гражданских чиновников-коллаборационистов здесь обычная практика. Но под огнем не только представители власти. 17 августаДень независимости Индонезиитрадиционно отмечается терактами. Излюбленный прием борцов за независимостьшвырять гранаты в толпу. В прошлом году таким образом было убито тридцать человек, в том числе ребенок.

Однако преступления сепаратистов совершенно не отменяют того факта, что конфликт в Ачехеэто история бесконечных военных преступлений. В 1989 г. провинция была объявлена «зоной военной операции» – власть целиком оказалась в руках военных. Разумеется, деятельность правозащитников и журналистов стала практически невозможной. Чрезвычайный режим просуществовал почти десять лет, до падения Сухарто, и точное число погибших до сих пор неизвестно. Говорят как минимум о трех тысячах невинных жертв.

Летом 1998 г. режим «зоны военной операции» был отменен, правительство даже назначило комиссию по расследованиютем более что свидетельств преступлений оказалось предостаточно. Но уголовных дел было заведено всего пять, из них до суда довели одно, да и то обвиняемых оправдали. Это вызвало возмущение не только в Ачехе, но и по всей стране: согласно проведенным тогда опросам, 76% индонезийцев сочли, что правительство покрывает убийц. Тогда же было объявлено вне закона и фактически приравнено к вооруженной группировке мирное студенческое движение в поддержку референдума о независимости. Стоит ли удивляться, что большая часть населения Ачеха стала поддерживать сепаратистов. Последняя попытка усмирения, предпринятая в августе 2001-го, привела к гибели еще тысячи человек.

Нынешнее «наведение порядка» тоже успело украситься преступлением. На третий день высадки войск солдаты расстреляли в одной из деревень восьмерых молодых людей и подростков, младшему было 11 лет. Военные особо и не скрывают, что собираются действовать самыми жесткими методами. Индонезийский аналог призыву «мочить в сортире» пока не известен, но выражения «железная метла» и «выжженная земля» уже прозвучали.

Военные собираются переселить в специальные лагеря 200 тысяч (!) мирных жителей (при том, что число боевиков оценивается в пять тысяч). Цельлишить партизан поддержки местного населения. Говорят, что для лагерей уже закуплены палатки, причем очень-очень комфортабельные. Однако ни этих палаток, ни самих лагерей не видел ни один журналист. На вопрос, что будет с людьми, которые откажутся покидать свои дома, военные отвечать отказываются. Впрочем, нетрудно догадаться.

НЕСОРАЗМЕРНАЯ СИЛА
В настоящее время в Ачехе уже находится около 30 тысяч индонезийских солдат, в ближайшие дни их число будет доведено до 55 тысяч. С десантных судов выгружается тяжелая техника. В первый же день предполагаемые позиции боевиков обстреляли ракетами и применили против них штурмовые вертолеты. Мало того, были задействованы даже штурмовики «Хоук», купленные в свое время в Великобритании: появились сообщения, что четыре таких самолета совершили налет на одну из удаленных деревень. Это вызвало крайнее возмущение в Лондоне. Дело в том, что самолеты были поставлены в Индонезию с категорическим условием: они не должны использоваться во внутренних конфликтах.

Командующий индонезийской армией генерал Эндриартоно Сутарто в интервью газете «Гардиан» сказал, что его «не особенно интересуют какие-то обещания, которые кто-то якобы давал при покупке». «Делая свою работу, выполняя приказ, я собираюсь применить все, что у меня есть. А кроме того, мы ведь, кажется, за них давно заплатилиГенерал отрицает, что самолеты были использованы для налетов на деревни, однако не исключил такой возможности в будущем. Министр обороны Матори Абдул Джалил, отвечая на ноту британского посла в Джакарте, высказался в том же духе.

Индонезии продают оружие многие страны. Но все они так или иначе включают в контракты пункт, что Индонезия (страна, мягко говоря, не вполне демократическая) обязуется не использовать это оружие во внутренних конфликтах. По идее нарушение условий контракта должно приводить к прекращению поставок, однако на деле так, конечно, происходит не всегда.

В апреле, во время визита в Москву президента Индонезии Мегавати Сукарнопутри, речь шла о масштабных закупках российской военной техники, включая истребители, вертолеты и бронетранспортеры. Это было объявлено большим успехом российских оружейников: до сих пор на индонезийском оружейном рынке доминировала Америка. Однако после резни в Восточном Тиморе в 1999 г. конгресс США запретил продажу оружия Индонезии. Так что, возможно, в лице президента Путина президент Сукарнопутри просто нашла более покладистого партнера. Тем более что и проблемы, и способы их решения у обоих весьма схожи.


26.5.2003

 

 
« Перевозчик субстанции в политике   Бросок на запад в 2002 »
fermer © 2008